16 августа 2013

ПЕСНЬ, РОЖДЕННАЯ ЛЮБОВЬЮ

Лариса Васильева

Вечные темы – любовь к матери, любовь к женщине – какая в них тайна! Вроде бы все сказано, а прикоснись к ним рука истинного художника – и зазвучат они словно в первый раз.

Часто я вспоминаю родник у села,
Где она мне впервые кувшин поднесла.
Часто я вспоминаю тот путь на ветру,
Где она провожала меня поутру.
Но ни разу не вспомнил я ту, что любил,
Потому что ни разу о ней не забыл.
(Р. Гамзатов. «Часто я вспоминаю в далеком краю…» Фрагмент. Перевод В. Звягинцевой)

Книга любви Расула Гамзатова «Две шали» – книга сердца ясного и противоречивого, простого и сложного. Любовь у него то прозрачный кристалл, сквозь который светит материнское лицо.

Я тебя баюкала когда-то,
Согревала на груди своей.
Пей вино, кури табак проклятый,
Только выздоравливай скорей.
(Р. Гамзатов. Песня, которую поет мать своему больному сыну.
Фрагмент. Перевод Н. Гребнева)

То горный поток, в котором сливаются разные ручьи.

Буду я ночью осеннею, длинной,
Молча хранить твой покой.
Кленом склоненным над спящей долиной,
Тихой скалой над рекой.
(Р. Гамзатов. «Я возраст свой забыл, зачем же мне…» Фрагмент. Перевод Н. Гребнева)

Национальный аварский характер, присловья и народные речения, особый строй параллелизмов придает книге любви неповторимое своеобразие. Как не подивиться еще раз родному русскому языку, чья щедрая способность проникать в особенности иных речений дает нам возможность наслаждаться переводами, чувствуя отличие итальянца от калмыка, эстонца от индийца.

Аварец Гамзатов по-русски звучит как аварец и никто другой. В этом немалая заслуга переводчиков, хотя и не все стихотворения в книге «Две шали» переведены удачно и читателю подчас непросто пройти к истинному Гамзатову через такие словосочетания, как «венчая молчаньем уста», «памяти седин», «надежду с утренним челом»...

Я прочитала «Две шали» не как сборник стихотворений, а как своего рода поэму – гимн Родине, матери, женщине. Поэма эта многозначна и поднимается до высоких гражданских обобщений, дробится на лирические отрывки или бытовые сцены и вдруг концентрирует внимание на образе одной горянки Асият.

Однако, как бы ни были разны стихи в «Двух шалях», героиня книги одна – она в высоком и будничном своем значении. Она всегда хороша, добра, светла. Гамзатов скорее не пожалеет своего лирического героя, открывая в нем и спесь, и грубость, и самовлюбленность, чем даст волоску упасть с ее головы.

Можно не согласиться с Гамзатовым, когда он говорит:

Я о тебе, кто мне всего дороже,
Боюсь писать. Вдруг кто-нибудь любя,
Заговорит с другой, любимой тоже,
Словами, что нашел я для тебя.
(Р. Гамзатов. «Я о тебе, кто мне всего дороже…» Фрагмент. Перевод Н. Гребнева)

Но нельзя не пережить его пронзительных строк:

В горах джигиты ссорились бывало,
Но женщина спешила к ним, и вдруг
Платок мужчинам под ноги бросала,
И падало оружие из рук.
(Р. Гамзатов. «В горах джигиты ссорились, бывало…» Фрагмент. Перевод Н. Гребнева)

Закрывая книгу «Две шали», книгу на вечную тему, долго еще остаешься под ее впечатлением, под властью особого поэтического голоса, которому достало такта, ума и мужества сделать смелое признание.

Я знаю наизусть всего Махмуда,
Но вот не понимаю одного:
Откуда о любви моей, откуда
Узнал он до рожденья моего?
(Р. Гамзатов. «Я знаю наизусть всего Махмуда…» Перевод Е. Николаевской и И. Снеговой)
1972 год

Васильева, Л. Песнь, рожденная любовью [Текст]// Литературная газета.- 1972.- 31 мая.

Лариса Николаевна Васильева – писатель

Комментариев нет:

Отправить комментарий